Читательская конференция по повести Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке»

Автор: Потемкина Светлана Николаевна

Организация: МОУ «Борчанская СОШ» Валуйского района Белгородской области

Населенный пункт: Белгородская область, с. Борки

Цель: познакомить учащихся с книгой Б.Полевого «Повесть о настоящем человеке».

Задачи:

-Расширение знаний о Великой Отечественной войне.

оспитание чувства гордости и благодарности за подвиг, совершенный нашими предками в годы Великой Отечественной войны.

-Привлечение к чтению и воспитание любви к книгам.

 

Ход мероприятия

Учитель:

В наши дни чтение все меньше привлекает молодежь, многие взрослые тоже перестали не только покупать, но и читать книги. Но правильно ли это? Посмотрите на книги, стоящие на полках библиотеки – сколько среди них старых, зачитанных. Это те книги, которые прошли испытание временем, их читало не одно поколение наших односельчан. А ведь многие из вас не только не читали эти произведения, но и не слышали их названий и имен авторов. Надеемся, что наше сегодняшнее мероприятие вызовет у вас желание читать.

Сегодня мы перелистаем страницы «Повести о настоя­щем человеке» Бориса Полевого. Повести, которая многим людям помогала в трудную минуту, учила мужеству. Ее знают во всех стра­нах мира, она стала любимой книгой нескольких поколений.

Выбор этой книги не случаен. Ведь ее появление связано с событиями, которые происходили на нашей Белгородской земле.

Ведущий 1

Давайте вернемся почти на шесть десятилетий назад, в зим­ний Нюрнберг 1946 года. Отсюда, с процесса международного военного трибунала, старший корреспондент «Правды» подпол­ковник Б.Н. Полевой отправил в Москву телеграмму следующего содержания: «Редакция газеты «Октябрь», Федору Панферову. Окончил книгу неясного для меня жанра. Размер 12 печатных ли­стов. Герой — летчик, фигура реальная. Ориентировочное назва­ние — «Повесть о настоящем человеке»

Ведущий 2

Однако начало биографии «Повести...» относится даже не к этому времени. Летом 1943 года, в разгар битвы на Курской дуге, в штаб Брянского фронта, где находился в те дни военный корреспондент Борис Поле­вой, поступило сообщение: летчики гвардейского истребительного полка, действовавшего в том районе и «расчищавшего» путь пехоте для последнего решительного броска, сбили 47 самолетов врага за 9 дней боев. «Даже для тех дней бурного наступления Красной Армии такая победа была необычной», — рассказывал впоследствии Полевой. Его, военного газетчика, заинтересовали факты и подробности воздушного боя, и он вылетел в этот полк, намерева­ясь написать о подвигах летчиков-гвардейцев. Борис Полевой не ве­дал, что репортерская судьба подарит ему сюжет «звездной книги».

Ведущий 3

Когда военкор подошел к опушке, садились уже последние ма­шины. Одной не хватало, ждали молча, напряженно. Потом над лесом, почти касаясь верхушек деревьев, словно привидение, воз­никла эта последняя машина. Прозрачный колпак кабины долго не открывался. А когда, наконец, открылся, на землю сначала вылетела тяжелая палка черного дерева, потом появился и ее хозя­ин, молодой человек с темным загорелым лицом. Устало перева­лился через борт, тяжело опустился на землю. Удивила его стран­ная, какая-то «медвежья» походка... Так они встретились — стар­ший лейтенант авиации Алексей Маресьев и военкор «Правды» майор Борис Полевой, будущий герой книги и писатель.

Ведущий 1

Действительно уникальная судьба оказалась у молодого летчика Алексея Маресьева. 1 апреля 1942 года над Калининскими болоти­стыми лесами был сбит его самолет. Чудом оставшийся в живых, пилот с раздробленными ногами 11 суток ползком пробирался к своим. Ему ампутировали ноги, сделали протезы, путь на фронт ему был закрыт. Но он решил преодолеть беду, лавину душевных и физических страданий, совершить невозможное — вернуться в жизнь, вернуться в авиацию. И вернулся.

Ведущий 2

Прошло время. Борис Полевой начал писать о парне, чьей дальнейшей судьбы не ведал (дожил ли он до Победы или погиб?). Он писал вроде бы об одном лишь человеке, а в памяти вставали судьбы многих людей.

Образ времени складывается из портретов современников. Они, реальные герои, воплощенные в образах литературы и искусства, именами своими словно бы озвучивают время. Алексей Маресьев – один из этих героев, его судьба — частица судьбы народа. Полевой создал убедительный образ потому, что его целью было рассказать, почему победил Алексей Маресьев.

Ведущий 3

В дни Нюрнбергского процесса, давая показания, бывший рейхсмаршал Герман Геринг обронил фразу о том, что они при­близительно точно подсчитали численность Красной Армии, коли­чество танков, орудий, самолетов. Однако они не знали, не по­няли, не сумели разгадать характер русских людей.

Ведущий 1:

«Сколько лет прошло, а кажется, это было только вчера, и чуть прикроешь веки - встают перед глазами лица твоих боевых товарищей, слышатся их голоса, рев моторов и пулеметные очере­ди, мерещатся картинки небесных боев. Каждый, кто побывал на этой войне, до конца дней своих не забудет эту память», — вспо­минает Алексей Маресьев.

(звучит песня В. Высоцкого «Як-истребитель»)

Учитель

Ребята, сейчас мы с вами откроем книгу и начнет знакомство с произведением. С первых же страниц книги мы становимся свидетелями напряженной борьбы за жизнь. Именно в такие минуты сразу раскрывается характер героя.

Чтец 1

... «Маресьев сжал зубы, дал полный газ и, поставив машину вертикально, попытался нырнуть под верхнего немца, прижи­мавшего его к земле. Ему удалось вырваться из-под конвоя. Но немец успел вовремя нажать гашетку. Мотор сбился с рит­ма и заработал частыми рывками. Весь самолет задрожал в смертельной лихорадке...

...Развязка наступила сразу. Мотор осекся и замолчал. Са­молет, точно соскальзывая с крутой горы, стремительно по­несся вниз. Под самолетом переливался зелено-серыми вол­нами необозримый, как море, лес... «И все-таки не плен!» — успел подумать летчик...

Чтец 2

...Обе ноги никуда не годились. Конечно, в обычных условиях он даже и не подумал бы подняться на эти разбитые, распухшие ноги. Но он был один в лесной чаще, в тылу врага, где встреча с человеком сулила не облегчение, а смерть. И он решил идти..

...«Ничего, ничего, все будет хорошо!» — подбадривал себя Алексей и все шагал, шагал, шагал, стараясь не замечать, что ноги его болят все острее и что он сам заметно слабеет. Же­лудок уже не обманывали ни кусочки молодой еловой коры, которые он все время грыз и проглатывал, ни горьковатые березовые почки, ни нежная и клейкая, тянущаяся под зубами кашица молодой липовой коры...

....Он уже не раз­бирал дороги, не обходил лужи, спотыкался, падал, вста­вал, тяжело ложась на свою палку, стоял, покачиваясь и собираясь с силами, потом выбрасывал палку вперед, как можно дальше, и продолжал медленно двигаться на вос­ток...

Чтец 3

...Тело понемногу стало отходить, но что-то случилось с ногами. Они совсем не могли стоять. Держась за сосенку, Алексей еще раз попытался встать. Это ему, наконец, удалось, но как только он попробовал подтянуть ноги к деревцу - тот­час же упал от слабости 'и от какой-то страшной, новой, зудя­щей боли в ступнях. Неужели все? Неужели так и придется погибнуть вот здесь, под соснами, где, может быть, никто ни­когда не найдет и не похоронит его обглоданных зверем ко­стей? Слабость неодолимо прижимала к земле. Но вдали гремела канонада. Там шел бой, там были свои. Неужели он не найдет в себе сил, чтобы одолеть эти последние восемь -десять километров. Канонада притягивала, бодрила, настой­чиво звала его, и он ответил на этот зов. Он поднялся на четвереньки и по-звериному пополз на восток, пополз снача­ла безотчетно, загипнотизированный звуками далекого боя, а потом уже сознательно, поняв, что так передвигаться по лесу проще, чем с помощью палки, что меньше болят ступни, не несущие теперь никакой тяжести, что, ползя по-звериному, он сможет двигаться гораздо быстрее.

...Так полз он еще день, два или три... Счет времени он потерял, все слилось в одну сплошную цепь автоматических усилий. Порой не то дрёма, не то забытье овладевали им. Он засыпал на ходу, но сила, тянувшая его на восток, была так ве­лика, что и в состоянии забытья он продолжал медленно ползти, пока не натыкался на дерево или куст или не оступалась рука, и он падал лицом в талый снег. Вся его воля, все неясные мысли, как в фокусе, были сосредоточены в одной малень­кой точке: ползти, двигаться, двигаться вперед во что бы то ни стало...

Учитель

Что придало герою книги неиссякаемую энергию? Какая сила заставила его ковылять по лесу на обмороженных ногах, потом по-звериному ползти на четвереньках и, окончательно обессилев, пере­катываться с боку на бок? Любовь к жизни и желание бороться за нее или страх смерти?

Ответы детей

Ведущий 2

Маресьева толкала вперед не одна лишь слепая любовь к жизни. Даже оставшись беспомощным и одино­ким в глухом лесу, он по-прежнему хочет сражаться, мстить врагу, побеждать. А главное испытание ему еще предстоит. Позднее он вспоминал:

«Если бы меня спросили: хотел бы я переиначить свою жизнь? Я бы ответил: нет, не хотел бы. Я благодарен всем, кто спасал меня, кто помогал мне подняться на ноги, поверить в себя, превозмочь себя и вновь сесть за штурвал самолета, взлететь в небо, кто и сейчас поддерживает меня. Это были и есть настоящие люди, на которых так щедра наша Родина».

Ведущий 3

А дальше был трудный путь возвращения к жизни, который потребовал от летчика огромного мужества. Читая главу за главой, мы знакомимся с людьми, окружавшими Мересьева и ободрявшими его то словом, то собственным мужественным поведе­нием. Они все вносили свою лепту, помогая летчику преодолевать душевные сомнения и физический недуг. Сейчас мы познакомимся с ними.

Чтец 1

Старый колхозный активист дед Михайло заботливо выходил Алексея в своей лесной землянке:

...Старик возился у шайки с щелоком. Когда же он, обмак­нув мочалку в серую маслянистую жидкость, занес ее над Алек­сеем и разглядел его тело в жарком тумане, рука с мочалкой застыла в воздухе:

— Ах ты, беда!.. Сурьезное твое дело, брат Алеха! А? Сурьезное, говорю. От немцев-то ты, брат, значит, уполз, а от нее, косой... — И вдруг накинулся на Варю, поддерживающую Алек­сея сзади: — А ты что на голого человека уставилась, срамни­ца, ну! Что губы-то кусаешь? Уж все вы, бабы, сорочье отродье! А ты, Алексей, не думай, не думай ни о чем худом. Да мы, брат, тебя ей, косой, нипочем не отдадим. Уж мы тебя, значит, выхо­дим, поправим, уж это верно!.. Будь здоров!

Чтец 2

Настоящий человек это и грозный начальник военного госпиталя Василий Васильевич:

...Не слушая ординатора, Василий Васильевич приподнял одеяло. Алексей Мересьев лежал со скрещенными на груди руками; по этим обтянутым темной кожей рукам, резко выде­лявшимся на белизне свежей рубашки и простыни, можно было бы изучать костное строение человека. Профессор бережно покрыл летчика одеялом и ворчливо перебил ординатора:

— Почему здесь лежат?

  • В коридоре места уже нет... Вы сами...

— Что «вы сами», «вы сами»! А в сорок второй?

— Но это же полковничья.

— Полковничья? - профессор вдруг взорвался: Какой это болван придумал? Полковничья! Дурачье!

— Но ведь нам же сказано: оставить резерв для Героев Советского Союза.

- «Героев», «героев»! В этой войне все герои

Чтец 3

Настоящий человек и Наумов, инструктор школы тренировочного обучения:

...Наумов сразу понял и волнение этого человека, и нео­быкновенное выражение его лица, и слезы в его черных гла­зах, и ту жадность, с какой он хотел продлить ощущение поле­та. Курсант его поразил. Наумов бросился к нему и бешено затряс его руку:

— Родной, да как же... Да ты... ты просто даже не знаешь, какой ты есть человек!

...Вечером они встретились и вместе составили план тре­нировки. Сошлись на том, что положение Алексея трудное, ма­лейшая ошибка может привести к тому, что ему навсегда зап­ретят водить самолет...

Чтец 1

И конечно же, нельзя не вспомнить полкового комиссара Семена Воробьева, который больше других помог летчику сохранить душевное спокойствие и снова возвратиться в строй:

... Комиссар не оставил своих попыток «отомкнуть» его. Однажды, находясь в обычном состоянии равнодушного оце­пенения, Алексей услышал комиссарский бас:

— Леша, глянь: тут о тебе написано.

...Небольшая статья была отчеркнута карандашом. Алек­сей быстро пробежал глазами отмеченное и не встретил сво­ей фамилии. Это была статейка о русских летчиках времен первой мировой войны. Со страниц журнала глядело на Алек­сея незнакомое лицо молодого офицера с маленькими усика­ми, закрученными «шильцем», с белой кокардой на пилотке, надвинутой на самое ухо.

— Читай, читай, прямо для тебя, — настаивал Комиссар. Мересьев прочел. Повествовалось в статье о русском во­енном летчике, поручике Валерьяне Аркадьевиче Карповиче. Летая над вражескими позициями, поручик Карпович был ра­нен в ногу немецкой разрывной пулей «дум-дум». С раздроб­ленной ногой он сумел на своем «фармане» перетянуть через линию фронта и сесть у своих. Ступню ему отняли, но молодой офицер не пожелал увольняться из армии. Он изобрел протез собственной конструкции. Он долго и упорно занимался гим­настикой, тренировался и благодаря этому к концу войны вер­нулся в армию. Он служил инспектором в школе военных пи­лотов и даже «порой рисковал подниматься в воздух на своем аэроплане». Он был награжден офицерским «Георгием» и ус­пешно служил в русской военной авиации, пока не погиб в результате катастрофы. Маресьев прочел эту заметку раз, дру­гой, третий... Он поерошил волосы и, не отрывая от статейки глаз, нащупал рукой на тумбочке карандаш и тщательно, акку­ратно обвел ее.

— Прочел? —хитровато спросил Комиссар. — Ну, что ска­жешь?

— Но у него не было только ступни.

— А ты же советский человек.

— Он летал на «фармане». Разве это самолет? Это этажерка...

— Но ты же советский человек! — настаивал Комиссар.

— Советский человек, — машинально повторил Алексей, все еще не отрывая глаз от заметки; потом бледное его лицо осветилось каким-то внутренним румянцем, и он обвел всех изум­ленно — радостным взглядом...

Учитель

Впереди предстоял куда более сложный экзамен. Ведь прежде чем убедить скептиков, что, летая без ног, он не хуже любого здорового летчика сумеет послужить Родине, Маресьев должен был поверить в самого себя!

Чтец 2

...Теперь, когда Мересьев всей силой своей воли устре­мился к одной цели - научиться ходить... День он рассчитал по строгому графику. Три часа в день - по часу утром, в пол­день и вечером - проводил он на протезах, расхаживая по коридору... По утрам Алексей делал зарядку, а потом, сидя на стуле, тренировал ноги для управления самолетом. Иной раз он упражнялся до одури, до того, что начинало звенеть в ушах, перед глазами мельтешили сверкающие зеленые круги, и пол начинал качаться под ногами. Тогда он шел к рукомойнику, мочил голову, потом отлеживался, чтобы прийти в себя и не пропустить часа ходьбы и гимнастики...

Учитель

Ребята! Какие качества характера помогли герою победить трагические обстоятельства и поверить в себя?

Ответы детей

Чтец 3

И Мересьев добился своего.... По санаторию распространилась весть, казавшаяся не­лепой: безногий летчик... увлекся танцами...

... С улыбкой на разгоряченном лице выходил он на улицу, небрежно обмахиваясь платком, но, как только переступал порог и вступал в полутьму ночного леса, улыбка тотчас же сме­нялась гримасой боли. Цепляясь за перила, шатаясь, со сто­ном сходил он со ступенек крыльца, бросался в мокрую, роси­стую траву и, прижавшись всем телом к влажной, еще держав­шей дневное тепло земле, плакал от жгучей боли в натружен­ных, стянутых ремнями ногах. Он распускал ремни, давая ногамм отдохнуть. Потом снова надевал колодки, вскакивал и бы­стро шагал к дому. Незаметно он появлялся в зале, где, обли­ваясь потом, играл неутомимый инвалид-баянист, подходил к рыженькой Зиночке, которая уже искала его в толпе глазами, широко улыбался, показывая ровные, белые, точно из фарфора отлитые, зубы, и ловкая, красивая пара снова устремлялась в круг...

Чтец 1

Наконец инструктор Наумов назначил ему испытания. … инспектировать полет должен был начальник штаба. Зная, что за ним внимательно следят с земли и что теперь решается его судьба, Алексей в этот день превзошел самого себя. Он бросал маленький легонький самолет в такие рискованные фигуры, что у бывалого подполковника против воли вырывались восхищенные замечания.

- Отличный почерк! Да Летчик, что называется милостью божьей, - проворчал подполковник.

Вдруг подполковник увидел палку, на которую опирался Мересьев, и даже побагровел:

- Опять? Дать сюда! Ты что на пикник собрался с тросточкой? Ты где находишься, на бульваре?

Вырвав палку из рук Мересьева, подполковник осматривался кругом, приглядывался, обо что бы её сломать.

- Товарищ подполковник, разрешите доложить: он без ног,- вступился за друга инструктор.

- Как так? Что ты мне тут голову морочишь! Верно?

Мересьев утвердительно кивнул головой.

Подполковник подозрительно косился на дружков:

- Ну коли так, батенька, знаешь… А ну покажи ноги…Да-а-а..

Из тренировочной школы Алексей Мересьев вышел с отличным отзывом.

Ведущий 1

После встречи с Борисом Полевым Маресьев сбил под Орлом три самолета, а потом, участвуя в сражениях за Прибалтику, увеличил свой боевой счет ещё на две машины. Словом. Он щедро расквитался с противником за свои утраченные в бою ноги. Правительство присвоило ему звание Героя Советского Союза.

Ведущий 2

Юрий Гагарин, причислявший «Повесть о настоящем человеке» к самым любимым своим книгам, писал: «Я частенько прикидываю про себя, как бы поступил я, доведись мне попасть в такой переплет, как Маресьеву... И мне очень хотелось встретиться с ним, пожать его мужественную руку...».

Учитель

Ребята! Нашли бы вы в себе силы для борьбы, окажись в та­кой ситуации?

Ответы детей

Ведуший 3

Многие поколения людей учились мужеству, воле, силе духа у этого легендарного человека, который все пре­одолел и вернулся в боевой строй. Об этом свидетельствует вот такая история.

В рабочем кабинете писателя Бориса Полевого долгие годы хранился истрепан­ный том греческого подпольного издания «Повести о настоящем человеке». Он был насквозь пропитан прогорклым оливковым мас­лом, закапан свечным салом, с одной стороны даже обожжен. В нижнем углу книги — пулевая пробоина. Когда-то этот том привез­ла в Москву делегация греческих партизан. В письме сообщалось, что книгу в дни жесточайших боев в горах Грамос читал у костра вслух политрук отряда. В одном из боев, прикрывая отход отряда, он погиб. Пуля, сразившая его, пробила книгу, находившуюся в вещевом мешке.

Чтец 3

О, книга-друг заветный!

Ты в вещмешке бойца

Прошла свой путь победный

До самого конца.

Твоя большая правда

Вела нас за собой.

Читатель твой и автор

Ходили вместе в бой.

Учитель

И в заключение мне хочется еще раз обратиться к вам, ребята, с такими словами: читайте хорошие книги, в них вы найдете много интересного и поучительного.


Приложения:
  1. file0.doc (96,5 КБ)
Опубликовано: 09.01.2023